XX столетие знаменуется открытием немногих редких элементов, но зато все найденное удалось получить в чистом виде. Наступил век массового применения редких элементов.

Однако собранные миллиграммами редкие элементы были только экспонатами выставок. Бериллий, например, как и много лет назад, являлся драгоценностью, таллием травили мышей и крыс, да и селен применялся как яд.

Уже давно химики предполагали, что в минералах ильмените и монаците, кроме циркония, есть другой тяжелый элемент. Еще гз 1845 г. шведский химик Сванберг сообщал об элементе нории (назван в честь Норвегии), но доказать его независимое существование не сумел. Не раз открывали что-то похожее на норий, но таинственный незнакомец не желал объявляться.

Жизнь нового элемента доказали с помощью теории электронного строения атома. Знаменитый датский ученый Нильс Бор определил, что искомый элемент по своему строению и свойствам должен быть близок цирконию. Н. Бор предложил Георгу Хевеши и Дирку Костеру, работавшим в его лаборатории в Копенгагене, поискать загадочный элемент в циркониевых рудах. При этом после кропотливых исследований выяснилось весьма странное обстоятельство. То, что раньше принимали за цирконий, на самом деле оказалось смесью. Это было установлено в 1923 г. Новый элемент — гафний назвали в честь Копенгагена (по-латыни Хафниа — Копенгаген). Впрочем, и до того, как получили чистый гафний (а это случилось в 1950 г.), его часто смешивали с цирконием. За открытие гафния Г. Хевеши получил Нобелевскую премию.

Поиски предсказанных Д. И. Менделеевым экамарганца (№ 43) и двимарганца (№ 75) велись в первые два десятилетия XX в. безуспешно. Немецкие ученые — супруги Ноддак систематически изучали тяжелые руды и минералы, где существование указанных элементов казалось наиболее вероятным. Это были платиновые руды, колумбит, гадолинит. Было проанализировано 1000 минералов и 80 метеоритов, прежде чем в рентгеновском спектре появилась долгожданная линия № 75. Случилось это в 1925 г., и в честь родины И. Ноддак его назвали рением (Рейнская провинция в Германии). Вскоре супруги Нод-даки «поймали» и линию № 43, названного мазурием (в честь Мазурии, одного из районов северо-восточной Польши). Впоследствии мазурий стали именовать технецием. В 1926 г. Ноддаки получили первые миллиграммы чистого рения и наладили его производство в заводских условиях.

На этом история с рением не завершилась. Она продолжалась в нашей стране. На один из сибирских заводов из-за границы пришло письмо. Промышленный магнат из Германии очень просил продать металлургические отходы, которых около завода скопилось немало. Письмо насторожило. Собрался консилиум ученых и инженеров. Постановили еще раз перетряхнуть отвалы, подвергнуть их детальному исследованию. В результате обнаружили рений — один из тяжелейших элементов на Земле.

Едва ли найдется элемент, в поисках и открытии которого участвовало бы столько выдающихся ученых, сколько в открытии прометия. Для обнаружения этого элемента было проделано бесчисленное множество тончайших и остроумных экспериментов. Несколько десятилетий неуловимый № 61 был предметом ожесточенных споров.

Биография прометия получилась сложной. Началом ее считается 1902 г., когда чешский химик Б. Браунер высказал убеждение, что разница в атомных весах неодима и следующего за ним самария слишком уж велика, а это указывает на существование промежуточного элемента. Из разных стран посыпались скороспелые сообщения об открытии элемента № 61.

В пустующей клетке менделеевской таблицы сменялись названия — илиний, Флоренции, но ни самого элемента, ни его солей получить не удавалось. Одно время элемент № 61 пытались даже «закрыть». Спасла его гипотеза И. Ноддак. Гипотеза предполагала, что № 61 радиоактивен и период жизни его изотопов мал. Поэтому обнаружить элемент трудно. Американские химики Д. Марийский, Л. Глендинин и Ч. Кориэлл подтвердили это. В 1947 г. среди осколков, образующихся при делении урана-235, они наконец обнаружили изотопы таинственного № 61.

Так перестала существовать загадка последнего из редких элементов.




  • Читать все новости